Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока

  • 09, 22, 2015
  •  
  •  Воспоминания
  • Комментарии к записи Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока отключены

Вячеслав ОГРЫЗКО

Биобиблиографический словарь «Отечественные исследователи коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока». Москва, Литературная Россия, 2013.

OgryzkoАлександр Пика представлял редкий тип учёного, который свои исследования о народах Севера сочетал с борьбой за права исследуемых этносов. «Он, — писал директор Арктического научного центра Национального музея естественной истории Смитсоншевского института Вильям В.Фицхью, — был один из немногих арктических специалистов, чья деятельность прямо и непосредственно приносила пользу жителям Севера — как в практическом, так и в научном и духовном смыслах. Он любил этих людей и был любим ими».

Этнограф Александр Иванович Пика родился 1 января 1951 года в Уссурийске, который тогда именовался городов Ворошиловым. В 1968 году он окончил на Украине, в Черкассах школу. Через год его призвали в армию. После же демобилизации Пика вернулся в Черкассы и год работал слесарем-наладчиком на Черкасском заводе искусственного волокна.

Незадолго до своей гибели Пика рассказывал: «После школы дважды поступал в Ленинградский университет на кафедру археологии, но не поступил. Случайно купил книжку под редакцией Токарева «Основы этнографии». Прочитал её и понял, что этнография близка к археологии, этим стоит заниматься, можно путешествовать и что-то делать. Что было потом? А потом я служил в армии под Одессой. Потом приехал в МГУ поступать. Поступил сразу же…»

В 1977 году Пика ещё студентом совершил первую этнографическую экспедицию. Спустя три года он был включён в состав отряда Ямальской экспедиции Института охраны природы и заповедного дела Минсельхоза СССР.

Уже в 1993 году учёный вспоминал: «Перед отрядом стояла задача изучить процесс естественного восстановления тундровой растительности в районах работ нефтегазоразведочных экспедиций. В середине июня вдвоём с ботаником Алексеем Шебеко мы вылетели на вахтовом самолёте в «столицу» ямальских газовиков пос. Харасавэй. Под крылом сияли безупречные в своей белизне снега Полярного Урала, потом их сменила мягкая голубизна мелководной Байдарацкой губы с блуждающими ледяными полями. Над Бованенковским месторождением самолёт начал снижение. Бурая, с высоты похожая на кожу слона, тундра приблизилась, и мы наконец увидели то, из-за чего летели сюда — чёрные язвы вывернутой наизнанку земли вокруг буровых вышек, бесчисленное множество заболоченных и свежеразъезженных колей вездеходов, другие, непонятные по происхождению, участки изрытой голой земли, свалки ржавой битой-перебитой техники: тракторов, машин, завалы бочек из-под «горючего и ещё бог знает что…».

В 1982 году Пика стал кандидатом наук, защитив диссертацию «Сосьвинские манси как этносоциальная общность». В 1984 году он в составе группы Института социологических исследований АН СССР участвовал в социолого-демографическом обследовании Ямальского района.

В 1987 году Пика связал свою дальнейшую судьбу с Центром демографии и этнологии человека в Институте народнохозяйственного прогнозирования. Позже он возглавил российскую часть в российско- американском проекте «Социальные изменения у коренного населения Аляски и Севера России».

Надо отметить, что Пика никогда не ограничивался только кабинетной деятельностью. Столкнувшись в своих экспедициях с бедственным положением народов Севера, он стал бить во все колокола. Особенно большой резонанс вызвала написанная им в 1988 году вместе с Б.Б. Прохоровым статья «Большие проблемы малых народов».

Осенью 1995 года Пика отправился в чукотско-эскимосскую экспедицию, которая оказалась для него последней. 7 сентября он и ещё тринадцать человек, будучи в эскимосском селении Сиреники, решили, чтобы лучше узнать особенности охоты на китов и моржей, выйти в море и слишком близко подошли к морским животным. Столкновение с хозяевами моря окончилось для учёного трагедией.

Позже Ольга Мурашко выяснила: «7 сентября в 4 часа дня они вышли в море. Им предстояло проплыть 20 миль, около 36 км. Через два часа на середине пути их нагнал катер, шедший по тому же маршруту. Рулевой Юрий Долганов, увидев, что у байдары большая осадка и медленный ход, предложил пересадить к себе пару человек. Но Боря Мумихтыкак улыбнулся и ответил: «Всё нормально. Не надо». Когда какое-то время спустя Юрий Долганов возвращался в Сиреники по тому же маршруту, море было пустынным: ни байдары, ни её пассажиров он не увидел.

В бухту Провидения байдара не пришла. В ночь на 8 сентября близ села Нунлигран была обнаружена другая байдара, перевёрнутая и с обрубленным носом, она отправилась из Сиреников также 7 сентября, но в противоположную сторону, к озеру Аччен на лов рыбы. В ней было пять человек.

Начались поиски пропавших. Нунлигранские вельботы искали у озера Аччен родственники пропавших. 8 и 15 сентября поднялись вертолёты. В остальное время помогал морской и наземный транспорт. 9 сентября около мыса Лисовского обнаружили перевёрнутую байдару Мумихтыкака. В нескольких километрах восточнее, у мыса Столетия, было найдено тело Стива Мак-Набба. А позже, в пяти километрах западнее, — тело Веры Рахтылькун. 12 сентября в районе мыса Столетия — тела Гальгаугье и Авальнуна. 18 сентября обнаружили тело Валентины Панауге. 19 сентября решением поисково-спасательной комиссии поиски были прекращены, сочли, что остальные тела из бухты вынесло в океан и опознать их будет всё равно невозможно. Ещё два тела с байдары рыбаков отыскались 25 сентября».

Лит.: Мурашко О. Байдара отошла навсегда // Северные просторы. — 1 995. — № 6.

Комментарии закрыты