О Саше и его таланте вести за собой

Ольга Мурашко

Памяти ученых и погибшей экспедиции 1995 года
Воспоминания и размышления разных лет

MurashkoВспоминая Сашу, я все больше осознаю какую огромную роль он сыграл в моей жизни, а также в формировании современного движения коренных народов Севера.

Осенью 1987 г., когда моему сыну был один год, и я сидела с ним дома, Саша вытянул меня на собрание наших коллег в Географическом обществе на ул. «25 октября» (сейчас ул. Никольская), где у Саши была очередная общественная работа — секретарь комиссии медицинской географии.

Я, как и Саша, этнограф, моя специализация история и культура народов Сибири, диплом был по шаманизму северо-восточных палеазиатов, в НИИ и Музее антропологии МГУ, где я работаю, сначала разрабатывала тему «Популяционные аспекты этнической истории народов северо-восточной Сибири», сейчас я ее расширила, во многом под влиянием совместной работы с Сашей и работаю над темой «Традиционные и неотрадиционные системы социальной, экономической, демографической и культурной адаптации аборигенных этнических групп Севера России».

Когда я начала впервые ездить в научные экспедиции к народам Севера и увидела их реальную жизнь я поняла, что хотя история и культура – это очень интересные и важные темы, но народы Севера, в результате неразумной политики государства находятся в таком критическом положении, что нужно искать пути решения их насущных реальных проблем в области защиты их традиционного образа жизни, среды обитания, образования, здравоохранения.

Я понимала, что проблемы у народов Севера накопились за 70 лет советской власти, потому что власть не имеет вовсе или имеет превратное представление об особенностях развития и современного положения народов Севера. Но это были только мысли, рассуждения и писания в стол.

Саша ввел меня в среду единомышленников, тогда создавалась самодеятельная организация ученых, обеспокоенных судьбой народов Севера, «Тревожный Север». Там были Людмила Сергеевна Богословская, Игорь Крупник, Дима Богоявленский, Володя Лебедев, Лена Оборотова, Коля Вахтин, и конечно же, Борис Борисович Прохоров, которой придумал название нашей группе.

Мы обсуждали проблемы народов Севера, делали доклады, на темы, которые тогда не обсуждались в наших институтах открыто. Двое наших лидеров, Саша Пика и Б.Б. Прохоров в 1988 г. в журнале «Коммунист» опубликовали статью «Большие проблемы малых народов Севера», которая имела большой резонанс.

После публикации статьи на английском Международная группа по делам коренных народов (IWGIA) предложила нашей группе «Тревожный Север» стать ее коллективным членом.

Так мы попали в орбиту международного движения ученых за права коренных народов, которое тогда имело солидный возраст. IWGIA существует, как группа международных экспертов, с 1968 г.

Вскоре после этой статьи приглашению Госкомсевера, мы стали участниками экспертной группы по подготовке научного доклада под названием «Государственная концепция политики оптимизации жизнедеятельности малочисленных народов Севера».

Благодаря Саше, наша маленькая группа единомышленников оказалась самой боевой. Не только изучать, но и помогать, чем можем. Это был один Сашин принцип. Второй – отстаивать авторитет и роль нашей науки в изучении проблем народов Севера, которая в то время переживала, как и сейчас, тяжелые времена, государство перестало финансировать научные исследования.

Эта борьба Саши за авторитет и роль нашей науки оставила свой след по сей день. О современной российской этнографии, которую на западе справедливо считали партийной наукой, узнали, во многом, благодаря Саше. О том, что есть российская этнография, независимая, с глубокими традициями, хорошей школой. Что российские этнографы — это не только монстры, поющие дифирамбы национальной политике партии, а серьезные честные ученые. В том, что в России стали осуществляться международные проекты с участием российских ученых, Саша сыграл огромную роль.

Еще один принцип – не отказываться от сотрудничества с властью, но отстаивать свою позицию. Саша проявил большие организаторские способности, когда представил в Госкомсевере нашу группу для участия в подготовке научного доклада под названием «Государственная концепция политики оптимизации жизнедеятельности малочисленных народов Севера».

Концепция была принята Госкомсевером, но подверглась жестокой критике депутатов на 6-м Съезде народных депутатов Российской Федерации. Как заявил один из депутатов: «Отдельные её положения, например стержневой лозунг «Автономия в обмен на территорию!» …представляются… чрезвычайно опасными и не допустимыми даже для обнародования» (было опубликовано в Российской газете). Что депутат при этом имел ввиду, осталось не ясно, может быть так понял предложения Концепции о создании территорий традиционного природопользования и развития самоуправления общин. Но Концепция, хотя бы частично, в отношении территорий традиционного природопользования сразу же была принята на вооружение властью! В апреле 1992 г. Президентом Ельцыным был подписан Указ «О неотложных мерах по защите мест проживания и хозяйственной деятельности малочисленных народов Севера», где органам исполнительной власти республик, краев и областей в составе Российской Федерации, в которых проживают малочисленные народы Севера, предписывалось «определить в местах проживания и хозяйственной деятельности малочисленных народов Севера территории традиционного природопользования, которые являются неотъемлемым достоянием этих народов и не подлежат без их согласия отчуждению под промышленное или иное освоение, не связанное с традиционным хозяйствованием». Это был успех! Как мы радовались, хотя прекрасно понимали, что от Указа до исполнения долгий путь.

Еще Саша уделял большое внимание сотрудничеству с зарождающимся движением самих народов Севера. Он сотрудничал с лидерами, хотя это было нелегко, в романтическую пору этого движения, когда президентами Ассоциации были писатели и поэты. Саша стремился привлечь к совместной работе любых представителей коренных народов. Мы организовывали правовые ликбезы для них, распространяли среди лидеров Конвенцию МОТ 1989 г. «О правах коренных народов», другие международные документы, рассылали их по адресам, которые собрали вместе с ним на первом съезде народов Севера.

Пожалуй бы, Саша порадовался теперь, что это направление – сотрудничество с коренными народами и рост движения коренных народов развивается наиболее успешно.

Я коротко расскажу об этом, так как тесно сотрудничаю с Ассоциацией коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока уже 10 лет. Без Саши.

За 10 лет, несмотря на сопротивление некоторых органов государственной власти, удалось добиться принятия трех основных федеральных законов по правам коренных малочисленных народов. Концепции и нормы этих законов были подготовлены и обсуждались совместно с АКМНСС и ДВ РФ, но добиться их принятия долго не удавалось. Возросший авторитет и настойчивость АКМНСС и ДВ РФ во многом определили то, что эти законы были, наконец, приняты. Первый из них «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» в 1999 г., последний «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» в 2001 г.

Число северных народов, включенных в Единый перечень коренных малочисленных народов, за это время возросло с 29 до 40 народов.

Выросло число региональных и этнических ассоциаций, входящих в АКМНСС и ДВ РФ.

Ни один вопрос, касающийся интересов коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, на федеральном уровне не решается без участия представителей АКМНСС и ДВ РФ

Саше пришла в голову идея о необходимости издания журнала для коренных народов, который под названием «Живая Арктика» мы начали издавать в год его гибели. В журнале публиковались международные и российские документы, размышления ученых и лидеров коренных народов, новости из северных регионов.

В 1998 г. меня пригласили в АКМНСС и ДВ РФ для создания постоянного печатного органа Ассоциации, журнал «Мир коренных народов – Живая Арктика» вышел в 1999 г. Журнал бесплатный, рассылается в регионы, ассоциации, общины. Журнал своевременно оповещает организации коренных малочисленных народов обо всех жизненно важных для коренных народов новостях, проблемах, публикует материалы по развитию законодательства, освещает деятельность Ассоциации, в частности, публикует обращения президента Ассоциации в органы госвласти, Генеральному прокурору РФ по всем вопросам нарушения прав коренных малочисленных народов и ответы на них. У АКМНСС и ДВ РФ появился свой учебный центр, в котором прошли учебу более двух сотен представителей коренных народов из всех регионов.

Международный авторитет Ассоциации привел к тому, что интересы коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ представлены во всех международных организациях, занимающихся проблемами коренных народов, таких как Постоянный форум коренных народов в ООН, Арктический Совет, Международный секретариат коренных народов и других. АКМНСС и ДВ РФ наладил тесные дружеские и деловые взаимоотношения с организациями коренных народов Арктики, такими как Парламент Саами, Циркумполярный Совет Инуитов, Совет Северных Атапасков и другими.

Эти взаимоотношения принесли свои плоды: АКМНСС и ДВ РФ выполнила за последние годы много крупных и важных для жизни коренных народов Севера проектов. Это проекты по исследованию условий жизни и здоровья коренных народов Российского Севера, по химическому загрязнению Российской Арктики, по исследованию священных мест коренных народов Севера и другие. Реализация этих проектов дала многое – выполнены важные для коренных народов Севера исследования, их результаты стали известны мировой общественности и привлекли к проблемам коренных народов Севера внимание. Благодаря международным проектам Ассоциация стала самостоятельной и не зависит экономически от государства.

Я всегда думаю, Саша бы этому порадовался. Тут идет, все, как задумано.

Еще очень важный Сашин тезис – концепция «неотрадиционализма», которую Саша выдвинул в название нашей книги «Неотрадиционализм на Российском Севере». Книга подвела в 1994 г. итоги многолетней работы, вначале над Государственной концепцией, затем над первыми материалами проекта «Социальные изменения на Севере: Американская Аляска и Российский Дальний Восток». Эта концепция важна и в научном, и в политическом смысле.

Я много думала и писала о традиционной культуре и природопользовании. Обычно пишут «традиционная культура народов Севера», а описывают музейную витрину, по состоянию на конец XIX века. И это меня не устраивало, ведь жизнь не стояла на месте. Этим заблуждением, что культура народов Севера неподвижна, пользуются чиновники и сейчас, оправдывая свое нежелание давать коренным народам ресурсы для традиционного природопользования.

Ссылаясь на определение, имеющееся в ныне действующем законодательстве «традиционное природопользование — это исторически сложившиеся способы использования объектов животного и растительного мира, других природных ресурсов коренными малочисленными народами Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации». Они говорят, что принятые законы распространяются только на тех, кто живет в чуме без электричества и других удобств и не использует современных средств производства. Буквально так совсем недавно заявил губернатор Камчатской области на круглом столе в сентябре этого года. Ссылаясь на слово «сложившиеся». Пришлось на уловку отвечать уловкой, говорить о том что, в законе имеются ввиду «сложившиеся» на момент вступления закона в силу, то есть, на 1999 г.

Но трудно объяснить в таком напряженном, публичном диалоге, что традиционная культура – это прежде всего комплекс адаптивного поведения народов к меняющимся условиям жизни. Что культура менялась на протяжении всего существования человечества у охотников, собирателей, рыболовов, оленеводов под влиянием климатических, исторических, экономических изменений.

И так же, как под влиянием потеплений и сопровождающих их гололедов охотники на северного оленя и оленеводы переходили к рыболовству и морзверобойному промыслу, меняли орудия и образ жизни, также и современные оленеводы имеют право бороться с гололедом, например, с помощью буранов. Об этом мне рассказали в НАО. Ненцы-оленеводы садятся на бураны и дробят наст — чем не неотрадиционализм.

Саша придумал название для описания современной культуры народов Севера. В книге о неотрадиционализме мы все вместе, под направляющим руководством Саши пытались показать, какие изменения произошли в жизни народов Севера за последнее столетие, как реагировала культура народов Севера на эти насильственные изменения, что с народами происходило плохого и хорошего. Пытались прогнозировать, что нужно государству делать дальше, чтобы эти изменения не обернулись для народов Севера катастрофой. Писали, что нужен постоянный мониторинг происходящих процессов. Нужно провести, например, похозяйственную перепись населения, учитывая параметры занятости в традиционных видах деятельности, состояние традиционных природных ресурсов, их использование, доступность образования и здравоохранения и другие основные параметры, определяющие уровень жизни. Но власть все дальше уходит от проблем населения своей страны. Этого так и не сделано. И предложения, изложенные в этой книге, остаются актуальными.

Интересно, что теперь, читая наши работы, сами народы Севера требуют проведения похозяйственной переписи. Это случилось в сентябре этого года на Камчатке, при обсуждении требований коренных народов Камчатки к Президенту по случаю объединения двух субъектов. Коренные народы осознали, что при изменении административного статуса национального автономного округа, объединения его с Камчатской областью, чтобы в дальнейшем проследить воздействия этого изменения, необходимо зафиксировать в переписи сегодняшний день. Среди представителей коренных народов там были те, кто знал Сашу, а также их уже выросшие, в том числе, надеюсь, и на наших публикациях, дети.

Когда это слышишь и видишь, то в очередной раз убеждаешься, что все в Сашиной жизни было не зря, и все, что задумывал Саша, было очень верно.

Комментарии закрыты