Концепция неотрадиционализма А. Пики в наши дни

Ольга Мурашко

MurashkoНезадолго до своей последней экспедиции, Александр Пика дал интервью корреспонденту журнала «Северные просторы». Запись этого интервью сохранилось. Он полностью было опубликовано после гибели Саши в журнале «Живая Арктика». Я его иногда читаю и слышу голос Саши.

В интервью он рассказал о том, как стал этнографом, как понял в экспедициях, всю ценность традиционного образа жизни для коренных народов и рассказал о нашей работе. Приведу его слова из интервью: «бродил по тайге, жил в чумах с этими людьми, расспрашивал их о том, как они пасут оленей и как они вообще деньги зарабатывают с рыбой, с охотой… сидел в архивах, выписывал о том, как это было в 1920-е и 1930-е годы и раньше… думал, как что-то такое сделать, чтобы у них было получше, чтобы у них были условия для жизни, для их охоты. Я понял… человек может зарабатывать гораздо больше денег и жить более спокойной жизнью в городе где-нибудь, работать на заводе, у станка, в учреждении, но занимаясь этим хозяйством, я понял, что эти люди не могут этого делать, для них очень важно и индивидуально, психологически для большинства этих людей быть в природе, охотиться, это вообще какой-то динамический стереотип. Как для певца нужно петь» … «Потом, Ямал… там большие запасы газа, и Мингазпром хотел так это быстро весь этот газ забрать себе, а там же ведь — тысяч 7 оленеводов. Отличных прекрасных людей, ненцев, таких абсолютно традиционных, которые живут в тундре, кочуют, с детьми. …и мы участвовали в государственных экспертизах Госплана и министерства охраны природы СССР, тогда ещё был СССР. Собрали большое количество всяких данных, собрали большое количество ученых, и вообще, впервые это было сделано, потому что раньше вообще никакие народы севера, никакое население в государственных экспертизах по размещению крупных производственных предприятий не рассматривались… мы сделали так, что на ямальской экспертизе впервые именно люди, вопрос о ненцах был поставлен вопросом номер 1, а только второй, вопрос номер 2 — вопрос о вечной мерзлоте, и будут ли вообще их трубы лежать на земле или провалятся в болото. И трижды мы собирались по разным вопросам, и трижды государственная экспертиза сказала нет освоению Ямала».

«…Что такое неотрадиционализм? Я говорил о том, что этим людям очень важно охотиться, рыбачить, жить в тайге. Для их выживания очень важно, чтобы у них было больше детей, а не меньше. Для того, чтобы они выжили как народы им нужно сохранить свой язык, значит нужна какая-то сфера социальная, где бы они могли применять свой язык и вообще где-то разговаривать на своем языке, не просто учить его по учебникам. Значит всё то, что составляет этнос, вот этот народ, — язык, психический стереотип культуры, обряды, обычаи, формы отношений, экономические — хозяйственные особенности — они должны как-то сохраняться, но они всегда признавались какими-то отсталыми, отжившими, ну, а кроме того, всё общество ориентировалось на то, чтобы стать интернациональным на основе русского языка, русских понятий, русской культуры. Так что народы постепенно станут такими как мы, москвичи, примерно. Но люди, как я, и другие говорили, что это нехорошо… Говорят, денежная экономика — это прогрессивнее… А мы говорим — нет, для возрождения культуры как раз прогрессивнее натуральная экономика, потому что на заработанные деньги они покупают водку и консервы, которые только гастрит делают у них, а так они едят свое мясо, рыбу, правда, у них нет денег на водку, но это не самое худшее, в общем-то…Мы издали книгу и разослали в поселки… Так как основной задачей было, чтобы читали в маленьких поселках, набирались идей различных, чтобы в какой-то мере их воодушевить на построение своей лучшей новой жизни, чтобы они сами что-то такое делали. А так как там читать нечего, спросить не у кого…все говорят — мы устали жаловаться и мы уже никому не верим. А я говорю — не надо жаловаться, а верить — тоже никому не надо, и тогда вы почувствуете себя свободными, нормальными людьми… И вот эта книга – «неотрадиционализм», как раз говорит о том, что не надо жаловаться, всё у вас нормально. Вы бедные — да, вы голодные, но зато вы свободные. У вас ничего нет, но зато вы свободные, можете требовать чего хотите и постарайтесь это всё сделать» (Прямая речь А. Пика из интервью).

И еще Саша сказал в интервью, что мы (имея ввиду участников группы «Тревожный Север») правозащитники: «Только у нас привыкли понимать правозащитную деятельность, как защиту индивидуальных прав личности от воздействия государства тоталитарного, а здесь — защита коллективных прав, особых неких прав народов Севера…Вот мы защищаем права, которых не существует. То есть, которые существуют в сознании у половины людей…но не существуют на бумаге, не являются кодифицированными».

Может быть, мысли, высказанные в этом интервью, звучат сейчас немного наивно и слишком искренне. Кажется, что сейчас все изменилось, усложнилось и эти рассуждения слишком прямолинейны и не вяжутся с нынешней действительностью.

Но так ли это?

За прошедшие со дни гибели экспедиции 20 лет у коренных малочисленных народов Севера появились права, записанные в федеральных и региональных законах. Но очень скоро, начиная с 2004 г, с принятия известного закона, названного народом «о монетизации льгот», нормы этих законов начали, с одной стороны, «утрачиваться» (ведь так и пишут в законодательстве, изымая из него нормы: «утратила силу»), а с другой, запутываться в противоречиях. Теперь у народов Севера права как бы есть, например, на безвозмездное пользование землями в местах их традиционного проживания для традиционной хозяйственной деятельности, на приоритетный доступ к ресурсам для охоты, рыболовства, собирательства, на инициирование образования территорий традиционного природопользования, на участие в принятии решений по вопросам защиты исконной среды обитания и т.д., но за прошедшие годы законодатели позаботились о том, чтобы практической возможности реализовать эти права у народов Севера не было.

Утратилось и сочувствие к положению народов Севера, как это было в начале 1990-х. Впрочем, и сочувствия ко всем нуждающимся группам населения у власти и большей части общества сейчас нет. Кризис, санкции, враждебное окружение… До сочувствия ли?

Поэтому, мне представляется, что сейчас самое время вчитаться в концепцию неотрадиционализма Александра Пики, в которой упор сделан на собственные силы, традиции и опыт народов Севера и попытаться извлечь из этой концепции пользу в современных условиях. Оценить собственные силы, силы противодействующие и принимать решения как улучшить ситуацию. В статье, написанной Сашей и опубликованной посмертно кратко изложены основные идеи книги о неотрадиционализме.

Комментарии закрыты